В этом разделе представлены статьи членов КРФО по богословию и религиозной философии, опубликованные в различных изданиях

«Итак, умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего; и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная...

Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них»

(Рим. 12:1-2; 16:17)

Нижеследующие размышления являются ответом на статью профессора патрологии богословского факультета университета св. Фомы Аквинского (г. Сент Пол, штат Минесота, США), диакона Американской Православной Церкви Павла Гаврилюка «Православный взгляд на наследие св. Фомы Аквинского: попытка освободиться от стереотипов». Название статьи, а также информация об авторе меня искренне обрадовали и вселили надежду на то, что дальнейшее изложение представит собой незаангажированное, компаративно-целостное, глубоко аналитическое исследование томизма в его сопоставлении со святоотеческим православным богословием. Однако этим надеждам не суждено было оправдаться: ключевые тезисы и аргументация позиции диакона Павла лично у меня вызвали большое разочарование вместе с большим количеством критических замечаний и возражений.

Подробнее...

 

 

Публикация: Архимандрит Николай (Иоаннидис). Встреча православного и схоластического богословия в Византии // Христианская мысль. – 2007-2008. – № 4. – С. 24-28.

Говоря о богословских отношениях между Востоком и Западом, необходимо отметить, что до XII века Восток оказывает значительное богословское влияние на западный мир. Труды великих Отцов Востока (Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского, Иоанна Дамаскина и др.) переводятся и часто комментируются, как, например, труды Псевдо-­Дионисия Ареопагита – Иоанном Скотом Эриугеной (890). А с XII века (до падения Константинополя) наблюдается обратное движение: влияние Запада на Византию.

Подробнее...

 

placide-2В последнее время в публикациях сайта КРФО интервью профессора Парижского Свято-Сергиевского Православного Богословского Института Йооста ван Россума и в дискуссии, предварившей диспут А. Баумейстера и Ю. Черноморца «Фома Аквинский: pro et contra») часто упоминалось имя архимандрита Плакиды (Дезея). Отец Плакида принадлежит к тем редким людям, чьи слова о вере Христовой не произнесены, но выстраданы и прожиты. Его приход к Православию, по собственным словам о. Плакиды, был «долгим путем молитв и размышлений». Он родился в 1926 г. в католической семье во Франции, в шестнадцатилетнем возрасте поступил в цистерцианское аббатство Бельфонтэн, в 1966 г. стал настоятелем греко-католического монастыря в Обазине, в 1977 г. вместе с братией обители принял Православие на Св. Горе Афон, а в 1978 г. основал несколько метохий (дочерних обителей) афонского монастыря Симонопетра, в т. ч. – монастырь прп. Антония Великого на юге Франции, настоятелем которого является.

Этому пути длиною в 35 лет и посвящены его автобиографические заметки «Этапы духовного странствия». Их чтение – та духовная встреча, которая может помочь открыть многое в нас самих. Верим ли мы во Христа или пользуемся нашей верой? Живем ли мы во Христе или говорим о Нем и назидаем других?

Пусть эта встреча состоится, пусть она нас приблизит к истинной вере и подлинной любви во Христе.

Подробнее...

 

Публикация: Протоиерей Николай Озолин. К вопросу об истоках византийского иконоборчества // Христианская мысль. – 2009-2010. – № 5. – С. 33-39. 1

В общем изложении византийского иконоборчества можно встретить самые разнообразные мнения. В суждениях о нем ярко сказывается субъективное отношение авторов к событиям и идеям этой эпохи. «Иконоборчество рассматривается с самых различных точек зрения и в самом различном плане – и как религиозная догма, и как философская система, и как национальная традиция, и как социально-политическая реформа»2. То же самое следует сказать и о частном вопросе происхождения иконоборчества, хотя эта проблема еще мало изучена. Особенно мало изучена догматическая сторона вопроса, где авторы большей частью ограничиваются общими указаниями. Среди более или менее богословских интерпретаций до сих пор занимала самое видное место гипотеза о восточном происхождении иконоборчества. Истоки этой ереси искали в иудействе, в исламе, в павликианстве и других восточных ересях. Толкование иконоборчества как семитской реакции против языческой эллинизации Церкви опроверг впервые прот. Г. Флоровский в своей статье «Origen, Eusebius, and the iconoclastic controversy»3, которую следует признать переворотом в историографии иконоборчества. Цель названной статьи – показать, что корни византийской икономахии VIII  и IX веков нужно искать не в магических представлениях Востока, или в его строгом трансцендентализме, но в эллинизме прицерковном и антицерковном.

Подробнее...

 
Публикация: http://www.katasonov-vn.narod.ru/khomiakov.html

Читая и перечитывая многочисленные и многообразные труды А.С.Хомякова невольно пытаешься найти принцип единства, некий общий знаменатель мысли этого замечательного русского человека. Гоголь сказал о Пушкине: «…это  русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет»[1]. Двести лет с этого момента (1832 год) уже почти прошло, но русский человек, к сожалению, скорее обманывает ожидания великого писателя… Однако, Хомяков, друг Гоголя, здесь же, в этом же времени уже показал как православный русский человек может проявить себя, - как он должен проявлять себя ! – в культуре. Постоянно чувствуется некий единый центр, из которого действует Хомяков,  с которым соотносится все его творчество. Конечно, ближайшим образом, это пример православного христианского персонализма: все поверяется здесь личностью, всякая правда, всякое познание должны не просто коснуться ума, а «пройти через сердце», соотнестись с высшим идеалом личности, исповедуемым христианством… Все поверено здесь христианской совестью: познание богословское, философское, научное, вся гамма социальных взаимоотношений, правовые нормы, отношения между народами… А совесть есть голос Божий в душе человека. Все соотнесено с вертикалью человеческого бытия, открытой по направлению к Богу, все оценивается в свете встречи личности человеческой и Божественной.

Подробнее...